Перейти к содержимому


Фотография

Как лоскутное одеяло...


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 OFFLINE   Лесной кот

Лесной кот
  • Администраторы
  • 3 037 сообщений
  • 147 благодарностей
  • Регистрация 17-Июнь 11
  • Откуда:Калуга

Отправлено 05 Апрель 2017 - 20:39

                Бесполезно мерить Русь середины XIII века общим аршином. Она и раньше, до татаро-монгольского нашествия, напоминала лоскутное одеяло. С момента установления зависимости от ордынцев различия проявляются отчетливее. Области, распложенные в верховьях Днепра и Оки, выгодно отличались тем, что сохраняли относительную независимость. А страдавшие под данническим игом земли «великоросского» Севера (даже Новгород короткий срок уплачивал дань орде) вместо того, чтобы наращивать общие связи, распадались на все большее количество княжеств и уделов. Хотя в уделах правили по обыкновению братья, реже – дяди и племянники, между собой они отчуждались. Когда брат Александр Невского, тверской князь Ярослав, венчался в 1264 году на великое княжение, уже насчитывалось 14 уделов с учетом его собственной отчины). Территория самого великого княжества имела особый статус, считаясь неделимым достоянием правящего рода.
                Ярослав принял наследство с огромными долгами. Поэтому возвращения из северокавказского похода немилосердного золотоордынского хана Берке тверчане и новгородцы ожидали с трепетом. Но в 1266 году Берке внезапно умирает в Тбилиси. Ведь бывают же спасительнее случайности! Благодаря возникшей в Золотой Орде неразберихе с престолонаследием Ярославу удалось хоть как-то поддерживать престиж титула.

                Воспользовались покоем и Михайловичи – сыновья казненного в Орде черниговского князя Михаила. Победы брянских и «верховских» ратей (по тому времени почти одно и то же, что «калужских») над литовцами Миндовга возносят князей-братьев Романа, Семёна, Мстислава и Юрия в знаменитости. Очевидно, к Роману в Брянск приезжали в 1265 году сваты от великого князя Ярослава, принятого тогда на княжение и в Новгороде. Ведь последнее слово на совещании о выдаче невест из рода принадлежало Роману Брянскому как старшему в семье.

Ярослав по династическому весу превосходил только что восстановившую родовые права семью, зато не мог обещать невесте прочности положения. Кроме того, вдовый Ярослав уже имел наследников от первой жены, поэтому династическое будущее брака просматривалось смутно. Свою бы дочь за подобного жениха Роман, конечно бы, не выдал. Сваты удовлетворились согласием тарусской княжны Ксении Юрьевны. Для Тарусы, где правил Юрий, что и говорить, брак был престижным. Широкую свадьбу сыграли в Новгороде, что имело некоторое торговое значение и дипломатический смысл.

               К самому Роману присылали сватов из волынского Владимира, когда-то знаменитейшего из городов на западе Руси. Чтобы подкрепить наследственные права единственного сына, хлопотал старый князь Василько. Брачная партия подразумевала военный союз против литовцев. Несомненно, братья колебались, ибо волынские полки никак бы не сумели помочь жителям Чернигова, Брянска, Карачева, не говоря уже о далекой для них Тарусе. Тем не менее Роман дочь Ольгу сосватал. Когда его зять Владимирко в 1269 году унаследовал престол, военный союз оформился.

               Пришедший к власти в Орде Хан Менгу-Тимур заглядывался на европейские горизонты при полном нежелании уделять внимание Руси. Правда, если доводилось судить, то наказывал нещадно и продолжал практику отравлений неугодных. Политических старожилов больше беспокоил не его гнев, а разлад между поколениями. Среди княжеской молодежи самой выразительной фигурой являлся Федор Черный, получивший благодаря брачной и политической комбинации в княжение Ярославль. Но он повел себя трусливо и подло, когда горожане восстали против насилия сборщиков дани. Не усидев на престоле, Федор перебрался в ханскую ставку, где, проявив изрядную ловкость, добился места ханского виночерпия. В глазах сановников пост воспринимался как почетный. А вот как смотрели на перевоплощение князя соотечественники?

Улучив момент, князь-виночерпий заявился в Ярославль с ярлыком хана и ордынской конницей. Казнил недовольных и чуть ли не под ликование молодых князей воссел править. Прецедент потряс старожилов. В Брянске насторожились, ибо Федор имел наследственные права на соседний Смоленск.

                А между тем, не справившись с платежами хану, великий князь Ярослав был обречен. Он тихо умер в конце 1271 года, «идя из Орды».

                Тревожные вести приходили и из Волыни от зятя Романа Михайловича. Один из литовских вождей Тройден захватил Гродно и, позарившись на славу Миндовга, провозгласил себя князем (кунигасом) всех литовцев.

                Жители Смоленска, помнившие литовские погромы, склонялись к тому, чтобы отдаться на приемлемых условиях под дань и покровительство Орде, которая облеклась в одежды веротерпимости. Еще в августе 1267 года, едва обвыкшись в «золотой юрте», хан Менгу-Тимур утвердил ярлык в защиту имущества церкви, причта, церковных и монастырских работников, а также свободы христианской пропаганды. Нарушители указа преследовались смертной казнью.

Признав данническую зависимость, русские регионы вовлекались в орбиту политического режима. Территориальные и торговые споры, межродовые княжеские склоки, претензии по наследованию уделами, если не разрешались полюбовно или на съездах знати, переносились в Орду, где ханский трон окружали соперничающие клики, и «дело» продвигалось с непредсказуемыми поворотами. При одряхлевшем Менгу-Тимуре в те годы возвысился Ногай. За какие-то проступки курских князей в 1278 году он разорил их «столицу». Его конница, пройдясь по кромке Верховских земель, помчалась грабить рязанские селения. Юрию Тарусскому следовало быть настороже, ведь конники мелькали около его владений.

               Золотую Орду, между тем, потрясал раскол. Отвергнутый в очередной раз при выборах хана темник Ногай провозгласил себя самостоятельным правителем. Часть русских князей приняла его сторону, другие всего лишь изъявляли покорство избранному «царю». Брат пошел на брата.

Брянский князь Роман, прозванный Старым и по возрасту, и как старожил на троне, и его брат Юрий (двое других Михайловичей к тому времени, видимо, умерли) держались независимой позиции. Впервые возникла возможность хоть как-то ослабить бремя зависимости, облегчив потомкам избавление от ига.

               Но вскоре обширное Брянское княжество подверглось расчленению. Чернигов с окрестными землями отхватил Федор Черный, заполучивший в Орде «за верность» в общей сложности 36 городов. Он еще проявит себя подлостями и зверствами, чинимыми в Переславле и Смоленске, о которых смоляне помнили аж во времена Ивана Грозного. Стяжаемая Федором «империя» распадется еще до его смерти. Наследникам достанется один Ярославль. Черниговские бояре Федор Бяконт и два родовых семейства Редегиных, служившие Роману, укоренятся в Москве.

               Судя по упоминанию в одном из летописных списков Юрия Михайловича с титулом «Брянской и Торуской», он унаследует престол брата Романа. Но больше о нем ничего не известно. Его потомки осядут на уделе в Тарусе. После удельных разделов с родственниками в Брянске вокняжится Олег Романович, которому достанутся в Калужском крае села и «места» до Брынского леса. Невеликое по размерам его княжество прославится обилием населения и, значит, мудростью правителя. Свою жизнь он закончит схимником Василием, устав от бесконечных распрей. В целом регион «органично» впишется в мрачную обстановку века.

 

Виктор КОРОТКОВ


  • 0

Россия, как известно, страна с непредсказуемым прошлым (с)
Si vis pacem, para bellum.





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей

Яндекс.Метрика